?

Log in

No account? Create an account
Сегодня у Динки день рождения. Потратила часа три, выбирая картинку для открытки и подписывая ее стихами. хотела найти стих Цветаевой, который очень напомнил мне леди Ди, но не нашла и решила сама написать. я не очень люблю всякие виртуальные поздравлялки (вообще для того, чтобы выразить свои чувства к человеку, повод не нужен, а тут ты вроде как по случаю должен выдать "желаюсчастьявличнойжизнипух!", и это кажется немного неискренним ), но было приятно делать что-то для нее. а вот мой основной подарок... хе-хе... тихо, это сюрприз. я хотела бы остаться дома и заняться им впротную, но меня звали аскать (арбатская компания) и гулять (приятели с феста и из универа). Может, сказать арбатским, что уехала к приятелям, а приятелям - что уехала на Арбат и остаться дома? Ладно. Время еще есть, надо что-то придумать. А еще я бы хотела быть одногим, одноглазым и даже раненым в живот (с) достаточно смелой/находчивой/остроумной, чтобы написать сообщение А.Д. Но я каждый день это откладываю, оправдываясь тем, что друг А.Д. еще не был в сети, следовательно, он еще не в Москве, следовательно, А.Д. тоже не в Москве. Глупо. На самом деле, я просто боюсь показаться смешной и глупой. Как он рассказывал мне о Гессе и Утесове! Как презрительно фыркнул, когда я (зачем, ну зачееем??) помянула Макса Фрая! Как он непохож на мой типичный образ парня... Я боюсь писать. А скоро будет Китай, и тогда будет совсем поздно. Соберись, тряпка! Да. Я напишу. Я напишу ему завтра.

Apr. 10th, 2009

Наверное, в этом и смысл.
Любить свою жизнь.
Любить то, что ты делаешь.
Разумеется, при общении, знакомстве мы стремимся всячески подтвердить окружающим, что наша жизнь разнообразна и интересна. Но так ли нам нужно признание окружающих? Думаю, нужно, но об этом позже. Я думаю, что гораздо важнее себе доказать интересность этой жизни. Говорящий облекает в слова те действия, которые он повторяет ежедневно. Зарядка. Путь в метро с книжкой, положим, Ги де Мопассана. Плодотворная, интересная работа в компании адекватных приятных коллег. Обеденный перерыв – аккуратный бутерброд, к примеру, с бужениной и листом зеленого салата. Работа. Путь домой. Легкий ужин. Интернет-конференция кружка «Теория множеств». Ну вот, я разрушила картинку, которую сама же и рисую. Я сформулировала словами то, что наш свежевыдуманный герой делает, не задумываясь. Знаю, сложно – но представьте все описанные моменты так, словно они не выражены словами. Представьте очарование Мопассана, контрастирующее с шумом метро, вкус бутерброда с бужениной, удовлетворение от работы… получилось? Отлично. Сравните свои ощущения с теми словами, которые приведены выше. Для человека все это – жизнь и ощущения, для слушателя – прямо-таки картинка из учебника по иностранному языку раздела «Мой день». Но человек действующий, между нами говоря, совершенно не догадывается, что для кого-то его жизнь выглядит учебнической, нереальной. Для кого-то сама история о такой жизни предстанет ложью и украшательством. (Хотя она реальна гораздо более, чем что бы то ни было). Однако как это воспримет наш герой? Исказится ли изумлением его лицо, если собеседник ему не поверит? Ничуть не бывало. Я убеждена, что по-настоящему цельная и автономная личность (давайте сразу отбросим варианты брачующихся парочек, так как они продали часть своей личности и свободы за право находиться рядом с вот этим конкретным сочетанием атомов) не зависит от мнения окружающих и не принимает его в расчет. Какие бы это ни были окружающие – близкие ли люди (мнение которых мы по умолчанию рассматриваем как «весомое», или достойное рассмотрения), или бомж, едущий на соседнем сидении в том же метро. О нет! Наш герой выработал в себе нравственный стержень, меру всех вещей, которая позволяет ему самостоятельно расценивать, что хорошо, а что дурно в его поведении, разыгрывать спектакль своей жизни, не заботясь мнением публики. Вот подлинное искусство ради искусства! Только речь тут идет не о какой-то живописи или музыке, а о высоком искусстве жить. Отсутствие этого самого стержня порождает ориентацию на окружающих, на публику, и зависимость от их мнения. Отсюда и желание нравиться, угождать. Моя же ошибка в построении некоторых жизненных вопросов заключается в том, что я почти уже уверовала, что герой приведенных примеров – почти что мой друг, единомышленник и сосед по комнате, что мне до него так же легко дотянуться, как до собственного затылка. В то время как на деле затылок оказался недосягаем, а внутренний стержень – прогнившей бамбуковой палкой. Это повод задуматься. Вот я и задумалась.
И последнее. Если вы дочитали до сего места, то, скорее всего, вы – Хаски, потому что более мои мысли по сему поводу никому не интересны, да и Хаски, по сути, тоже не особо интересны (я вижу это по выражению скуки, иногда задерживающемся на ее лице в разговоре). Полагаю, она терпит их из милосердия, и реагирует на них с той же мотивацией. Так вот, я люблю советы, они заставляют меня думать, но все же предпочитаю советы, которые не доводят меня до долговременной истерики.
P.S. Мой читатель, я уверена, что ты достаточно разумен, чтобы не усмотреть в этом тексте повода для обиды. Спасибо.


Все разговоры о душе и боге не более, чем сказка для меня.
Я каждый миг их променять готова на танец разъяренного огня,
На странные вопросы без ответов, на пятна погустевшие теней.
Так смерть сменил на рев и шум прибоя судьбой и роком спутанный Эней.

Нет времени на радость и на горе. Возрадуйся, увидевший во сне
Мясницкий нож, что взрежет твое горло, и гибельную плесень на стене.
Ты чувствуешь кошмар, взорвавший душу, и проклинаешь вновь дурные сны
В хрустальный час безбрежного покоя они уже давно мне не видны.

И верно, что себя воссоздавая, мы душу с телом на измор берем
К полуночи любая моя книга всенепременно станет букварем.
Плевать! К рассвету снова начну читать, а ночь топлю в вино.
Я рву слова из уст друзей, прохожих... но этих слов мне мало все равно.

И ткань реальности опять меж пальцев льется, и мелкий бисер нижется на нить
Нельзя не изменять то, что не любишь, а то, что любишь, поздно изменить.
Ты сможешь, - говорят мне зеркала, - и век железный станет медным веком
Увиденное раньше оживет, и эта кукла станет человеком.

Feb. 27th, 2009

я хочу рассказать о том, как прекрасна и глубока музыка в моем плей-листе.
я хочу показать лучшие фильмы и книги, которые я нашла. книги, которые помогают жить. фильмы, которые учат чувствовать.
я хочу подарить самое сокровенное, разорвать себя на части пред изумленным зрителем, все свои достижения, все поражения свои.
некому
некому
некому

мыслевслух

Мне вчера в ненавязчивой и оттого не менее значимой форме посоветовали погадать на И Цзин, а я вместо этого слушала о приключениях испанца в России, мерзла на Арбате и пугала кошку ночными посиделками. Так что погадать получилось только сейчас. И Цзин - единственная книга, которая всегда попадала в точку. Результат поразил и улыбнул, финальный излет сегодняшнего дня - гексаграмма 28, спасибо, я говорю thankee, sai, я выдыхаю этот мерзкий запах хвои в морозную ночь, и ветер бритвой режет слишком теплое после бани тело. Я не права, но мне нравится быть неправой. Несчастье, говорят мне разностранные монетки на пыльном ковре. Я улыбаюсь. Хулы не будет. Некоторые люди ничего не понимают в сказках, говорит мне девочка четырех лет. И, разминая пластилин в руках, добавляет: "А уж тем более в жизни". Она еще не знает, как она права. ЛИ ЕСТЬ. Он зафрендил меня. Счастье нервными толчками бьется в венах. Я знаю, что делать. Осталось выяснить, есть ли куда отступать.

прадрузей, блин

Так как вы имеете несчастье читать мой злобный секретный жж, выдаю очередную порцию негатива.
Есть человек один. С которым мы были очень хорошими приятелями, и от которого меня всегда перло не по-детски. Девушка, назовем ее... а впрочем, не будем ее никак называть. Просто Девушка. Которая помогла мне найти комнату, в которой сейчас живу, и работу, которая нравится и приносит неплохую, на мой взгляд, денежку. 
Я рассталась со своим парнем, и Девушка, которая была одной из лучших его друзей, начала меня динамить. Сначала тихонько, потом внаглую. Я понимаю любую занятость, но когда тебе 3 (!) раза отказывают во встрече, это уже повод задуматься. Так вот, эта девушка пишет пост. Дескать, вот, новый год, буду всех рада видеть. Я собираюсь на тусовку, говорю о ней одному общему другу, Лису. Сегодня в полчетвертого утра мне звонит Девушка и говорит, что, дескать, на вечеринке той меня не ждут (!), но раз уж я так хочу приехать, то можно с Лисом приехать в день накануне. Чорд, люди, будьте точнее! Если хотите видеть не всех, надо, вашу мать, пост делать закрытый! Это не так сложно, а проблем и обид потом меньше. Впрочем, меня это достало. Меня достала эта тусовка и все ее представители, которые даже на расстоянии умудряются меня раздражать. А в последнее время меня не так просто привести в плохое настроение.
Я еду. К ней. Сегодня. И куплю подарок, взяв из тех денег, что откладываю на Китай. И это будет наша последняя встреча, и мой последний ей подарок, потому что я не люблю ссориться и скандалить. Я достаточно себя уважаю, чтобы не быть там, где меня не хотят.

Tags:

Я сделала весь китайский. Все, что задали. Все-все. Горжусь собой, я умница.
А когда завтра (то есть уже сегодня) помою голову, буду еще и красавица.
И, как водится, никому, кроме самых-самых близких моя хорошесть нафиг не сдалась. Ну и прекрасно. Нам больше достанется. ;)
нечего писать.
кого я люблю?
что мне нужно, кроме моего чужого языка?
не могу смотреть твои фото, не могу слышать его песни, хотя скучаю по ним.
наверно, сама дура.
вот за это я и ненавижу сайт "Вконтакте".
за то, что там есть его фото.
за то, что клика мыши достаточно, чтобы увидеть эту улыбку.
мне кажется, что человек, в которого я влюблена, давным-давно мертв.
тем более, что это правда.
прогуляла универ. грущу.

Музыка устала, музыка лежит и ждет в моем кармане, но сегодня я не буду более беспокоить ее, если только дома, если только в тишине одинокой комнате, но после, после, не сейчас. Сейчас я еду, улавливая стопами каждое движение вагона метро, потому что ноги – это единственное, чем я удерживаю равновесие. Что поделать, это час пик, а может быть, треф, или бубен, неважно. Качается состав, и поток пассажиров выносит меня на платформу, где ждет Фокс.

Я вижу его сразу же, как только выхожу. Обычно он читает книгу, но сегодня – нет, просто стоит, прислонившись к перилам, высокий и прямой, как струна, если бы струны носили грязные красно-белые куртки и джинсы, и берцы, и потертые рюкзаки. Я не хочу, чтобы он заметил меня сразу, и петляю в толпе. Какое у него настроение? Будет ли он рад меня видеть? Поцелует в губы или «по-русски троекратно», что у него признак меланхолии? Сейчас узнаю…

 

Read more...Collapse )